Гробы и классики
Старик Державин в гроб сошел.
Все это знают. И кого-то благословил. Возможно, Пушкина. А если их несколько было?
Гоголь вот тоже подходит. Да  —  носом не вышел, да  —  шинелью страдал.
Не дис-кри-ми-ни-ровать же его из-за этого? Классик ведь, хоть и депрессивный.
Так думал молодой повеса.
Совсем молодой, лет 19.
И, конечно, Сережа, и, конечно, Есенин. И до того его мысли разъели, что почувствовал он себя творожисто-белым аргентум хлором. И выпал в осадок.
Хочешь не хочешь  —  а нужен. То ли Державин, то ли гроб его (дубовый, глазурованный, с орнаментом).
Не откапывать же, в самом деле?
Благословитель  —  вроде проходного билета в элитный притон. Пока кто-то, в гроб сходя, слова священного за тебя не замолвит, о мировой славе и мечтать нечего.
Подумал Есенин, подумал Сергей и решил: пойду к Блоку, знакомиться. Он человек нервный, болезненный, телосложения худощавого    долго не протянет. 
Идеальный вариант.
Поменял ботинки на валенки да и пошел в гости.
Категория: 2013 год | Добавил: Jen (27.02.2013)
Просмотров: 1312 | Теги: Евгения Баранова, проза, миниатюры, забавное