нен@висть через @
На моей руке 14 черточек. Горизонтальных, наклонных, пунктирных.
Я никогда не умела готовить, поэтому и ножом править не умею.
Знаете, такой, с белой ручкой и плохой сталью.
Господи, я столько плела про всевозможную любовность, что самая пора про Ненависть.
Нет, вернее будет: нен@висть.
Меня учили.
Долго и бессистемно.
Всему, но не Ей. Её я изучила сама. Какие приметы? Вот они, уважаемая публика.
Глаза. Глаза — это главнее остального. Попытайтесь их сделать прозрачными, прозрачными настолько, чтоб виден был стержень головного мозга. Конечно, иногда стеклянные тоже подойдут, но только для самых невзыскательных и обязательно с двумя -нн-. Не дай-то бог, с одним! Иначе поймут, как вы на самом деле любите.
Позже необходимо вспомнить о губах. Губы, они должны быть презрительными, честными, дабы и зрителю, и надзирателям стало холодно. Нен@висть изучается скверно, любая оплошность приведет к оборотному результату.
Потом... Да что я все о «потом»! Гораздо полезней — о «сейчас».
А сейчас я сижу на ковре и царапаю вены. Потому что резать не научилась. Потому что больно, а я упрямая. Вот. А рядом сидит он. И глаза у него тоже пытаются стекленеть. Пытаются, но продолжают плакать. Он щелкает мимо клавиш и любит меня. А я сижу на ковре и царапаю вены.
Мы — говорим:
— обо всём (какое оно имеет значение),
— о нас (будто мы знаем себя)
— о них (будто они стоят того).
Мы — оба — любим. Потому и учимся ненавидеть.
Должна признать, мы внимательны до отчаянности. Замечаем все трещинки и подсчитываем все выпавшие слезинки. Увы! Мы так и не освоим материала. И до конца чьих-нибудь дней пробудем в великом неведении.
Но есть же — избранные?!
Иные?!
Прочие?!
Те, кому и учиться не надо?!
Те, которые научились делить и разделять, переплыли четыре моря и выучили, что счет в Национальном банке важнее каких-нибудь там любовей?!
Я верю: они есть. Может быть, они есть даже во мне. Я тоже обязательно пойму, выросту, исправлюсь. Заведу окна с рюшами и гололед в предсердиях. Я — обязательно! Я?!
Но пока я сижу, царапаюсь, плачу. И он плачет, но уже не в ресницы, а прямо на мои колени. Я обжимаю ладонями его затылок, как «витую пару».
Дальше—что-то совсем личное.
Я — в кроссовках и на кровати. А он целует выемки моего предплечья. И я его Лю.
Но это опять про это, а это Это так мною оговорено, что просто стыдно.
Вроде бы и все, и ненависть-недоучка приравнена чему следует (еще два поцелуя), и ссора, и слезы («не надо, я же работаю»), и мир, и даже немного эротики за кадром.
Но! Женщины это читать не станут! Зачем им — читать?!
Мужчины? — Уважаемая публика! Нельзя быть такой наивной! — Для чего мужчинам женские сопли, розовые и нестесняемые?!
Делаем вывод:
ЭТО ЧИТАТЬ НЕ БУДУТ.
Значит…
— Ты будешь завтракать?
— Да, уже заканчиваю.
— И я там есть?
(Пытается подглядывать)
— Напечатаю - узнаешь.

июнь 2005 года
Категория: 2005 год | Добавил: Jen (24.01.2009)
Просмотров: 1816